Армавирский сайт история карты справочник информация  

86137.ru - сайт про город Армавир

 

О городе

Фото

Фото

Истории и мысли

Форум

Рассылка

Обратная связь

 

 

 

 

 

Армянская колония Армавира

 

Л. А. Погосян

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ АРМАВИРА

Содержание книги :: Содержание раздела

 

1. УЧЕБНОЕ ДЕЛО

 

Одной из интересных и примечательных страниц в истории данной армянской колонии является культурная жизнь. Горсточка армян, веками жившая в отсталой Черкесии, была лишена возможности национального и культурного развития. Что принесли с собой в Армавир армяне? Несколько армянских слов, содержащих главным образом церковные понятия, едва мерцающие воспоминания о том, что они армяне, армяне-христиане.

Переехав в Армавир, черкесские армяне энергично принимаются за дело просвещения. Школа, дело воспитания и просвещения подрастающего поколения являлись неотложной задачей переселенцев. Поэтому общественные деятели Армавира обратили па это особое внимание, стремясь к скорому разрешению вопроса.

Как выясняется из благодарственного письма, адресованного 1 октября 1864 г. Петросу Патканяну, инициатором и организатором первой армянской школы в Армавире был именно он. По его предложению этим делом занялся моздокский купец первой гильдии Давид Улухапян.

2 апреля 1844 г. Давид Улухапян представляет директору училищ Кавказского края и Черноморья прошение разрешить основать приходскую школу в Армянском ауле для обучения местных детей русскому и армянскому языкам и начальным знаниям.

16 мая того же года командующим отдельным Кавказским корпусом генерал-адъютантом Нейдгартом был представлен доклад военному министру Чернышеву, в котором говорилось, что купец Улуханов обязался купить дом и в течение пяти лет содержать школу на свои средства, а по истечении этого срока содержание школы должно взять на себя сельское общество. Улуханов предлагал также в случае разрешения вопроса о школе назначить его почетным попечителем. Представляя свой план, Нейдгарт находил это предложение полезным и ходатайствовал об его утверждении.

В своем прошении Улуханов подробно касался всех учебных и хозяйственных вопросов школы. В нем прямо указывалось, что в течение пяти лет он будет выплачивать ежегодно 300 рублей преподавателю закона божия, а учителям других предметов по 500 рублей ассигнациями. В то же время он обязывался в течение всего этого времени обеспечить всех учащихся села необходимыми учебными принадлежностями— книгами, бумагой, перьями и т. д. Предусматривалось, что обучение в этой школе будет вестись согласно уставу учебных заведений, кроме закона божьего, который будет преподаваться согласно армяно-григорианскому исповеданию и па армянском языке. 16 июня 1844 г. последовало официальное уведомление военного министра командиру отдельного Кавказского корпуса о том, что согласно представленному докладу император утвердил открытие упомянутой школы в армянском ауле.

В 1846 г. на средства Улуханова при церкви Сурб Аствацации в Армавире строится первая приходская школа. Приходские церковные школы были массовыми начальными учебными заведениями, которые в противовес халифским (частным, содержавшимся учителями, которые назывались халифа) находились в ведении церкви. Основной целью этих школ было учить подрастающее поколение элементарной грамотности и одновременно, как это подтверждалось уставом, готовить кадры для епархиальных школ. Обучение велось в течение двух-трех лет, однако при наличии соответствующих сил и материальных средств продлевалось еще на один-два года. Преподавались предметы: закон божий, армянский и русский языки, чистописание, арифметика, пение.

Тот же порядок и методы преподавания существовали и в армавирской школе, которая находилась в ведении Ставропольской дирекции. По данным за 1859 год, армавирская приходская школа имела трех учителей: один—назначенный правительством на правах учителя приходской школы для преподавания русского языка, а двое других—из местных священников, знающих черкесский язык. В указанном году в армавирской приходской школе учились 120 мальчиков, причем число посещающих школу мальчиков сравнительно с численностью населения мужского пола (1212) составляло 1 к 10. По сохранившемся сведениям, по истечении намеченного срока оплата учителей русского и армянского языков и всякие другие расходы по содержанию школы, согласно обещанию общества, были возложены на население Армавира.

До открытия армавирской приходской школы и после этого первоочередной задачей армавирцев было подготовить на свои средства кадры, которые впоследствии могли бы заботиться о нуждах армянского населения Армавира, чтобы поднять дело просвещения в Армавире на новую ступень. Еще в июне 1843 г. последовало письмо Петроса Патканяна директору Лазаревского института Христофору Лазареву (Хачатур Лазарян), в котором говорилось: «...Черкесские армяне попросили мне обратиться «к вашей светлости», чтобы Вы покровительствовали им». Далее Патканян от своего имени просит Лазаряна троих детей из черкесских армян принять в Лазаревский институт в числе учеников, получающих образование бесплатно.

В августе того же года Петрос Патканян пишет епархиальному начальнику, что он избрал из черкесских армян двух мальчиков, чтобы дать им духовное образование, привез их с собою в Ставрополь, а о средствах на их образование будет заботиться население поселка.

Приходская школа не могла полностью удовлетворить общество Армавира, поэтому значительная часть армянских юношей впоследствии продолжала учебу в духовных училищах Кавказа. Архимандрит Саркис Джалалянц пишет 9 ноября 1851 г. католикосу Нерсесу из Кизляра, что в бытность его в Армавире народ выражал недовольство местным священником, «поэтому я счел за благо избрать одного из числа дьяконов,, о достоинствах которого свидетельствуют они сами. Благоволите, Ваше Святейшество, приказать, чтобы, когда он прибудет в Тифлис, учился бесплатно совместно с русскими учениками и затем вернулся бы в Армавир и был бы пастырем народа.». Как выясняется из сохранившихся документов, в семинарии Нерсисян одним из первых учеников-армавирцев был Вардан Гаспарян, которого вместе с другими тремя лицами повез из Армавира в Тифлис Давид Тамамшян. В послании на имя Гаспаряна католикос Нерсес выражает надежду, что он, как первый ученик из черкесских армян, оправдает возложенные на него надежды. Жаждующим знаний армянским юношам помогала и местная военная власть.

За подписью начальника правого крыла войск Кавказской линии генерал-майора Евдокимова в 1853 г. выдаются паспорта для поездки в Тифлис нескольким юношам армянского села—Саркису Ованнисову, Хачатуру Саркисову и Тарасу Хачатурову. Поездки в высшие учебные заведения России и Кавказа продолжаются и в последующие годы.

Как выясняется из дошедших до нас материалов, судьба армавирцев, особенно молодого поколения, также и тех черкесских армян, которые остались в горах, равным образом волновала как самих армавирцев, так и их соотечественников, живущих в других городах России. Подтверждением этому может служить письмо католикоса Нерсеса из Старого Крыма от 1 сентября 1845 г. черкесским армянам. Из письма явствует, что оно было послано не армавирцам, а тем черкесским армянам, которые еще не смогли переселиться на русские земли. Католикос пишет, что от некоего священника Саака Петросяна он уведомлен, в каком положении и где они находятся, и предлагает черкесским армянам отправить к нему несколько мальчиков для бесплатного обучения в местных школах армянскому и другим языкам. После, отмечает католикос, они вернутся к вам и научат ваших сыновей познать мир. Католикос отмечает также, что лучше было бы если бы армяне отправили 4—5 юношей или в Новый Нахичеван, или в Ставрополь, или в Анапу, а «мы по надобности поможем им поступить».

Из другого документа узнаем, что в Екатеринодаре 1 июля 1863 г. открывается армянская духовная школа. В поздравительном письме Ново-Нахичеванокого армянского духовного правления попечительству новопостроенной екатеринодарской армянской школы от 21 ноября 1863 г. отмечалось, что школа имела главную задачу «обучить детей наших собратьев, живущих в кавказских горах среди черкесов».

Со своей стороны новонахичеванцы выражают готовность материально помочь школе. Попечительством новосозданной школы намечалось также, что школа должна принимать на бесплатное обучение шесть учеников, а по возможности и больше. При открытии школы она имела уже 30 учеников, четверо из них получали образование бесплатно. Несомненно в этой школе обучались как армавирцы, так и многие черкесские армяне, проживавшие в других городах и селах Кубанской области.

В доме, подаренном Армавирскому обществу моздокцем Давидом Улухановым, который должен был быть передан духовному училищу, с 1865 г. поселяется управляющий Урупским округом, подполковник Мамацев, обещавший платить за помещение, однако не выполнявший своего обязательства.

Согласно докладной блюстителя моздокских церквей священника О. Хосровянца католикосу Геворку от 19 июня 1868 г. «армяне не только не рискуют требовать плату, но и сами до сих пор отправляют все расходы для помещения».

Чтобы наладить учебное дели и увеличить число учащихся армянское общество Армавира, начиная с 1865 г., строит новое здание для школы, с 1866 г. в ней начинаются занятия. По словам упомянутого священника, с 1866 по 1868 годы в этой школе обучалось 77 детей армян. Вопрос о бывшей школе был разрешен следующим образом. Благодаря усилиям начальника Астраханской епархии архиепископа Геворка и попечителя армавирской школы Вардана Гаспаряна дело было доведено до Екатеринодара «до графа Су-маркова». Тогда Мамацев попросил оставить вышеупомянутый дом в его распоряжении, обещая нанять для школы другой дом и выплачивать плату. В августе 1868 г. нанимают дом армянина Бориса Шахназарова с условием платить в год 150 рублей. Туда и переводится армянская приходская школа.

1 января 1871 г. управление Урупского округа упраздняется, и дом, построенный Улухановым для школы, с марта того же года поступает в распоряжение попечительства.

В 1869 г. по ининиативе жителей и на их средства в Армавире была основана женская школа. В 1871 г. армянское общество Армавира, имея в виду успехи, которых достигли за два года учащиеся женской школы, решает превратить школу из приходской в общественную с условием, чтобы число учащихся девушек было бы не меньше 40, а учительниц не менее трех. Однако вскоре встречаются затруднения в вопросе о школьном здании. Поэтому армавирцы обращаются с прошением к начальнику Баталпашинского отдела и просят занятый в прошлом управляющим Урупским округом общественно-казенный дом (на который было израсходовано 2292 р. 62,5 к., из коих обществом—1819 ,р. 64,5 к. и только 500 руб. было выдано правительством) безвозвратно предоставить обществу Армавира для женской школы., Здание вскоре было предоставлено.

Однако школьное дело как в Армавире, так и на всем Кавказе в 60-х годах XIX в. находилось в весьма плачевном состоянии. Не хватало материальных средств. Так, например, в 1871 г. на содержание училищ Армавира было получено 600 рублей из церковных сумм, 400 р. из общественных доходов и 1740 рублей с учащихся, всего 2740 рублей, а по смете требовалось 3714 рублей. Подобное положение препятствовало нормальной работе, вызывало многочисленные недоразумения между учителями и попечительством. Армянская общественность Армавира предпринимает ряд мер. В 1875 г. сельское общество для покрытия всех расходов на содержание приходских школ решает сдать в аренду земельный участок в 3000 десятин, представленный школам. Чтобы дать возможность учиться в армавирских школах и детям бедных родителей, 17 апреля 1877 г. армавирское общество постановило освободить от платы за учение в мужских и женских училищах по одному учащемуся на каждый двор, обложив остальных детей 12 руб. с учащегося из армянской семьи и 20 рублями с детей иногородних жителей.

Построенная армянским обществом в 1865 г- одноклассная школа в 1879 г. становится двухклассной. В этой школе, которая в основном содержалась на общественные средства, учились не только дети армян, но и русских. В отличие от приходских одноклассных школ эта двухклассная армянская школа, называвшаяся с 1882 г. Александровской, выделялась как своими материальными средствами, так и числом учащихся.

С 80-х годов XIX в. царизм усиливает нажим на национальные меньшинства. Царское правительство в первую очередь направляло удар против просвещения и школы, стремясь изъять церковные школы из ведения эчмиадзинского католикоса и поставить их под контроль учебного ведомства. Армянское духовенство фактически оставалось в роли снабженца школы материальными средствами, поскольку над преподаванием всех предметов, кроме закона божьего, устанавливался контроль. Это именно и было нужно царским администраторам, которые, отпуская народному просвещению ничтожные суммы, были не в состоянии обеспечить материально армянские школы. Они сознавали, что армянское духовенство отказалось бы от оказания материальной помощи, если бы школа полностью вышла из его ведения.

Встретив противодействие армянского духовенства, царское правительство решает закрыть армянские церковно-приходские школы. 19 марта 1885 г. начальник Кавказского отдела докладывает начальнику Кубанской области, что имеющиеся в Армавире одна мужская и одна женская церковно-приходские школы, согласно царскому указу закрыты с 11 марта. В том же году закрываются армянские школы в Екатеринодаре и на всем Северном Кавказе. Спустя год, в 1886 г., после упорной борьбы общественности и духовных властей, армянские школы открываются вновь. В сентябре 1886 г. католикос Макар командирует в города Астраханской епархии старшего священника Астраханской консистории Овсепа Бунятянца для открытия смешанных церковно-приходских школ. По инициативе Бунятянца снова открываются бывшие армянские мужская и женская церковно-приходские школы Армавира. 9 июля 1886 г. в Армавире, в зале церковно-приходской школы, состоялось собрание, которое вместо бывших попечителей (каковую должность в основном отправлял местный священник и одновременно преподавал в школе) избрало попечителями школ шесть уважаемых обществом людей—Гукаса Ахкитяна, Геворка Асланяна, Погоса Ширинянца, С. Ссферянца, Геворка Алавердяица, Аракела Давтянца.

После открытия школ армянская общественность с новыми силами и воодушевлением приступает к организации учебного дела, приводятся в порядок школы, усиливается интерес к учению, число учеников и учениц постепенно растет.

Основное затруднение по-прежнему заключалось в неудовлетворительном положении школьных зданий. 23 февраля 1895 г. Армавир посетил католикос Хримян и упрекнул местное общество: «Вы сами живете в больших палатах, а ваши дети учатся в хижиноподобных школах. Постарайтесь строить школы подобно вашим домам».

За организацию школьного дела в Армавире берется местное отделение Кавказского армянского благотворительного общества. Принимается решение послать в Новый Нахичеван или в другое место одного мальчика и одну девочку из неимущих для обучения родному языку с условием, чтобы они в будущем преподавали в местных школах. Но поскольку эта мера не дала желаемого результата, было решено преобразовать одноклассные школы в двухклассные. Местным властям была направлена соответствующая просьба. Однако преобразовать одноклассные школы в двухклассные на прежней основе было невозможно. Было решено выделить на строительство новых школ 20 тыс. рублей, из них 5 тысяч—из капитала местного отделения Армавирского кавказского благотворительного общества, 5 тысяч из капитала церкви Сурб Аствацацин, а остальные 10 тысяч давало общество. Для строительства школьного здания была предоставлена обширная и удобная площадь земли. В то же время общество обязалось при необходимости выделить 20 тысяч рублей. На содержание местной армянской двухклассной Александровской и одноклассной школ общество выделило земельный участок в 3000 десятин, доход от которых в сумме 10 тысяч рублей расходовался на эти Школы. В случае, если доход от этой земли не удовлетворит школы, общество ежегодно будет выдавать пособие в сумме 1500 руб., а церковь Сурб Аствацацин—300 рублей.

С середины 1890-х годов снова начались гонения на армянские школы России. Согласно официальной версии, это было связано с тем, что школы назывались Церковно-приходскими, но содержались не за счет церкви, а общины. Армянское общество Армавира предоставляло школам ежегодно 3405 рублей, пособие от церкви ежегодно—800 руб. Следовательно, имущество этих школ нужно считать собственностью общины. По мнению главноначальствующего гражданской частью на Кавказе, школьные здания не могут считаться церковными и существование в них церковно-приходских школ незаконно. Царское правительство хорошо знало, что местные школы действительно содержатся в основном за счет доходов общества. Как известно, армянские церковно-приходские школы были в не посредственном ведении католикоса, поэтому местные административные органы не имели права контролировать их деятельность.

Правительство решило изъять церковно-приходские школы из ведения церкви. Но встретив решительное сопротивление Эчмиадзина и общественности, правительство закрывает эти школы. В 1895 году закрываются церковно-приходокие школы Кубанской области и Черноморского округа, в том числе и в Армавире. После закрытия школ часть учителей удаляется из Армавира. Так, Гегенатиос Вибян и его жена Сан-духап уезжают в Пятигорск, а остальные, чтобы избежать преследований, скрываются в других квартирах и начинают тайно обучать детей. В их числе: Ашот Атанасянц, Григории Тср-Ованисянц и другие.

2 июня 1897 г. царем был утвержден проект решения государственного совета, согласно которому намечалось, что открывшиеся при армяно-григорианских церквах и монастырях школы должны подчиняться Министерству народного просвещения на общих основаниях с другими начальными школами. Права армяногригорианской церкви заключались лишь в том, чтобы следить в указанных учреждениях за религиозным просвещением. Однако существенно было то, что эти школы полностью теряли свой национальный облик, в них могли учиться и преподавать представители всех национальностей. Для армян на армянском языке преподавались только закон божий и армянский язык, а все остальные предметы преподавались на русском языке.

В 1899 г. в Армавире строится новое двухэтажное здание для двухклассной школы. Питомцы женской школы временно переводятся в бывшую мужскую школу, а с марта 1900 г.—в здание церковной школы Армавирской общины, которое в прошлом было построено для женской школы.

В конце XIX и в начале XX вв. число существовавших в Армавире школ не ограничивалось упомянутой 2-х классной Александровской армянской и одноклассной армянской женской школами, в которых в 1901 г. уже учился 661 ученик, из которых 380 только в Александровской школе. Основанное еще в 1890 г. в Армавире Общество попечения о детях содержало на свои средства три одноклассные школы с 472 учениками.. Кроме того, действовали (по данным 1901 г.) лютеранские церковно-приходские школы с 62 учениками, школа Армавирского отделения лютеранского миссионерского монастыря с 50 учениками, частные школы Максимова, Мироновой и Ячницкой с 88 учениками. Таким образом, в начале XX в. в школах Армавира училось около 1419 учеников обоего пола, т. е. 7,4 процента общей численности населения. И если принять во внимание, что общее число детей школьного возраста составляло тогда же в Армавире 1681 и, что начальное обучение получило в местных школах 1366 (не считая 53 учащихся в частных школах), то придем к заключению, что в начале века возросла необходимость-открытия средней школы и в первую очередь женской. Важность открытия в Армавире прогимназии чувствовалась и потому, что в Кубанской области с ее двухмиллионным населением действовали всего две женские прогимназии—в Новороссийске и Майкопе и две гимназии в Ейске и Екатеринодаре, при этом на довольно большом расстоянии от Армавира. Имея это в виду, Общество попечения о детях 9 марта 1901 г. обратилось к начальнику Кубанской области с 'просьбой о содействии открыть на свои средства четырехклассную женскую прогимназию и при ней дошкольный класс. 12 июля 1901 г. попечитель Кавказского учебного округа Завадский сообщает начальнику Кубанской области, что по докладу министра народного просвещения царь 16 июня разрешил открыть в Армавире прогимназию на местные общественные средства.

Инициатива открытия в Армавире женской прогимназии исходила не от армянской общины, а от Общества попечения о детях, при этом расходов у него иногда было больше, чем материальных средств. В таких случаях армянская община оказывала Обществу всестороннюю помощь.

В открытых Обществом школах учились не только русские дети, но и армянские, грузинские и дети других национальностей. Армянская община помогала деньгами, предоставляла квартиры и т. д. Так, в открытых в начале XX в. Обществом трех школах училось 310 учеников, из них 286 православных, 17—армян-григориан, 2 католика, 4 лютеранина, 1 мусульманин. Первая из этих школ была сдана в наем армянской общиной. В пользу этого Общества, писала газета «Hop-Дар», в местном клубе состоится базар и танцевальный вечер. Выражается надежда, что все население без исключения, как и в прежние годы, посетит вечер в клубе и поможет материально Обществу, имея в виду, что все одинаково пользуются его учреждениями. Воодушевленное первыми успехами, достигнутыми в учебном деле, Армавирское армянское общество на сельском сходе, состоявшемся в июне 1904 г., решило преобразовать двухклассную Александровскую школу в четырехклассную прогимназию. Одновременно Общество приступает к строительству зданий для одноклассных школ, используя для этого сумму 15123 р. 62 коп.—на возмещение за земельный участок, отведенный под строительство Владикавказской железной дороги. Как выясняется из сообщения атамана Лабинского отдела, министр народного просвещения, рассмотрев предложение попечителя Кавказского учебного округа о преобразовании армавирской двухклассной школы в четырехклассную прогимназию, не находит возможным разрешить вопрос положительно. Только спустя год, согласно договору общины и заключению министра финансов, военный министр разрешает предоставить вышеназванную сумму на строительство зданий для одноклассных школ и общественных кваартир. Одновременно отмечается, что согласно закону подобные суммы, получаемые в виде компенсации за упомянутый участок земли, могут быть расходуемы исключительно с условием приобретения недвижимого общественного имущества.

Немало трудностей испытала школьная жизнь Армавира в условиях материальных лишений и морального гнета, царивших в крае в результате закона от 12 июня 1903 г. Смысл этого закона заключался в том, чтобы армянская церковь одна несла расходы на переставшие находиться не в сфере ее юрисдикции и строящиеся для подрастающего поколения школы. Однако революция показала царизму, что невозможно запретить национальные школы, в которых обучение ведется на родном языке. Согласно царскому указу 1 августа 1905 г., наместнику на Кавказе было предоставлено впредь до выработки нового положения об армянских приходских школах разрешить эчмиадзинскому католикосату в пределах Кавказского наместничества открывать при церквах церковно-приходские школы на основании правил, высочайше утвержденных 19 июля 1874 г.

В 1906 г. число учащихся и приходской армянской школе достигало 70, из них 60 прибыло в Армавир нз других мест и только 10 детей были коренными армавирцами. Малочисленность учеников в приходской школе объясняется тем, что многие армавирские армяне отдавали своих детей в двухклассную Александровскую армянскую школу. С целью материального обеспечения школ в Армавире часто устраивались уже ставшие традиционными «армавирские вечера или базары» в пользу местных армянских церковных школ. В роли инициатора в основном выступало попечительство школ, которое в каждом отдельном случае получало около 1500—2000 рублей чистого дохода. Помощь приходила и от частных пожертвований, от благотворительного общества. В приходских школах в основном получали образование дети неимущих и малоимущих родителей. Большая часть состоятельного населения Армавира отдавала своих детей в местные хорошо обеспеченные мужские и женские гимназии, находившиеся в ведении Министерства народного образования. Так, если в 1910/11 учебном году в Армавирской мужской гимназии нз 562 учеников 75 были коренными армянами, а в женской из 587—102, то по данным 1916 г. в мужской гимназии из 611 учеников 192 были армянами, а в женской гимназии из 745 учащихся 195 были армянками.

Изучая историю школьной жизни Армавира, следует коснуться и истории основания там коммерческого училища. С развитием в Армавире в начале XX в. торговли и промышленности чувствовался недостаток опытных в торговом деле и образованных служащих. Единственное на всем Северном Кавказе коммерческое училище находилось в Екатеринодаре, и оно, естественно, не могло обеспечить требований всего края. Вопрос об открытии в Армавире коммерческого училища первым поднимает биржевой комитет, однако дело дальше разговоров не пошло. Из-за неимения средств вопрос не был разрешен и Обществом приказчиков, которые также выступали с предложением открыть училище. В конце концов по инициативе преподавателя Лазаревского института Кусикяна община Армавира решает открыть восьмиклассное коммерческое училище, в котором преподавание армянского языка должно было быть обязательным.

Организацию дела берет на себя сельское общество. На собрании, состоявшемся 23 июля 1913 г.. оно рассмотрело вопрос об открытии в Армавире коммерческого училища, решив ежегодно выделять на эти цели 45 тысяч рублей. Но начавшаяся первая мировая война и ряд других обстоятельств не дали возможности осуществить это важное мероприятие.

Вопрос и об основании в Армавире духовной семинарии возник еще в конце XIX в. Одни предлагали открыть училище в Астрахани, другие — в Моздоке, даже Кизляре. Газета "Нор-Дар" печатает статью Тарханянца, предлагающего открыть училище в Армавире. Вопрос об открытии духовной семинарии многократно обсуждается на собраниях, служит предметом горячим споров. Голоса делегатов епархии разделяются в пользу Астрахани и Армавира поровну. Инициатор этого дела епископ Хореи Степанэ не вынес определенного решения, где открыть училище. Вопрос вновь становится предметом обсуждения при новом епархиальном начальнике архиепископе Арнстакесе Седракяне, однако ничего решительного сделано не было. Не был решен и вопрос о материальном обеспечении училища—15 тысяч рублей на начальные расходы. «А главное,—писал армавирский корреспондент,—армянское общество Армавира имеет большое количество земель и доход, полученный от этих нескольких сот десятин, уже будет достаточен, чтобы покрыть годовые расходы училища». Несмотря на все возможности и желания, вопрос об основании в Армавире духовной семинарии остался нерешенным.

 

 

 

 


Комментариев нет - Ваш будет первым!



Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария:

Антиспам: Дecять плюc 3 добавить ceмь (ответ цифрами)

Введите ответ (цифрой):